Интерес к проектам мы докажем подписью под инвестиционным договором

Центр «Сколково» и его инновационные проекты находятся под особым контролем Правительства РФ. По данным Минфина только на поддержку резидентов-инноваторов из бюджета выделено 3,4 млрд руб. С начала этого года к финансированию проектов подключилась государственная корпорация «Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)». Созданный ею венчурный фонд «ВЭБ Инновации» будет поддерживать сколковских резидентов. Председатель Правления фонда Андрей Морозов рассказал Venture Business News об объемах инвестиций и критериях отбора.

 — Почему было принято решение о создании фонда? 
   — Решение об учреждении Фонда «ВЭБ Инновации» было принято Наблюдательным советом Внешэкономбанка в середине 2011 года. 30 декабря 2011 фонд был зарегистрирован и с января нынешнего года начал работу как юридическое лицо. Он cформирован сроком на пять лет — до конца 2016 года, а его объем составляет 1 млрд руб. 
   Первые два месяца ушли на оборудование офиса и формирование штата сотрудников. С апреля мы функционируем в полном режиме — отбираем проекты «Сколково», проводим рабочие встречи с инноваторами. В процессе запуска фонда у нас были некоторые технические трудности, но в тесном взаимодействии с Внешэкономбанком, Минэкономразвития и Фондом «Сколково» мы их преодолели и теперь готовы финансировать сколковские проекты всех кластеров на самых разных стадиях реализации.


«Сколково» — это национальный проект, который находится в приоритете у правительства и президента.



   — Почему для финансирования были выбраны именно резиденты «Сколково»? 
   — «Сколково» — это национальный проект, который находится в приоритете у правительства и президента. Было принято решение о том, что Внешэкономбанк, который уже был активным финансовым партнером «Сколково» в других элементах проекта, должен подключиться к оказанию финансовой поддержки их инновационных компаний. 
   — И какие отрасли интересны фонду? 
   — У нас нет какой-то узкой технологической направленности. Мы будем отбирать лучших участников в каждом кластере из тех пяти, которые есть в «Сколково»: это информационно-технологический, биомедицинский, энергоэффективный, ядерный и космический кластеры. 
   — Вы уже отобрали какие-нибудь компании? 
   — На сегодняшний день около десяти проектов выделено в приоритетную группу. Ускоренными темпами проводим их технический и рыночный анализ. Уверены, что уже в сентябре проведем первую сделку. Мне нравится вся десятка проектов, и в каждом из них фонд заинтересован. Но во время проведения due diligence часть из них неизменно будет отсеяна. Поэтому я не буду называть компании до тех пор, пока не будет подписан соответствующий инвестиционный договор. Свой интерес к проектам мы докажем в виде подписи под инвестиционным договором. 
   — Каков размер инвестиций? 
   — Размер минимальной инвестиции составляет 10 млн руб., максимальной — 90 млн руб. Мы планируем, что в течение периода деятельности фонда поддержим от 50 до 100 проектов. Кроме этого, у нас помимо акционерного финансирования есть и другой инструмент поддержки — займы. Мы готовы их предоставлять под процент, который существенно ниже, чем у коммерческих банков. Кстати, коммерческие банки не всегда готовы работать с малыми инновационными компаниями. 
   — Каковы условия получения денег? 
   — Они такие же, как в любом венчурном фонде. Инициаторы проектов должны подать заявку на финансирование, представить определенные документы и рекомендации от игроков на рынке, пройти необходимые процедуры экспертизы Мы рассчитываем, что это займет около полугода. Все проекты, которые соответствуют решению государственной задачи модернизации национальной экономики, получат поддержку фонда «ВЭБ Инновации».


Все проекты, которые соответствуют решению государственной задачи модернизации национальной экономики, получат поддержку фонда «ВЭБ Инновации».



   — Расскажите о команде фонда.
   — В фонде работают семь человек — специалисты с многолетним опытом работы, среди них пять профессиональных инвесторов. Я около 25 лет проработал в технологической индустрии на разных должностях. Начинал карьеру как ученый-исследователь, потом стал аналитиком рынка, создавал компании с нуля как предприниматель. Работал в зарубежных и российских инвестиционных компаниях. Мы видим, что у сколковских проектантов хорошие технологии, но им недостаточно опыта в управлении, понимании коммерческих аспектов. И цель нашей команды — помочь им не только финансово, но и стратегически. Мы станем их де-факто партнерами, в качестве ключевых инвесторов войдем в составы советов директоров. Хотим их уберечь от тех ошибок, которые делали наши компании, в которые мы инвестировали ранее. 
   — А Вы лично финансировали в какие-либо компании? 
   — У меня есть пара проектов, в которые я инвестировал еще задолго до прихода в «ВЭБ Инновации». И эти компании работают до сих пор. Как управляющий фондами я профинансировал около 40 проектов. Из них половина — удачные, а четверть — весьма успешны. 
   — Как Вы оцениваете российскую венчурную экосистему? Вам есть с чем сравнивать — Вы работали в Европе и Кремниевой долине. 
   — Несмотря на серьезный скептицизм у многих игроков на рынке, я наблюдаю серьезный прогресс. Всего за шесть лет — условно отсчитывая с момента принятия решения о создании РВК в 2006 году — была создана национальная инновационная индустрия. И она активно растет и развивается. Конечно, совершается много ошибок, но, как известно, их не делает тот, кто ничего не делает. Главное, как у автомобилистов, тронуться с места и набрать «скорость разгона». Будет ли скорость сразу достигать лишь 60 км/ч или уже 200 км/ч — это вопрос технический, важно, что мы движемся и участвуем в гонке. Из общемировой практики известно, что должно пройти не меньше 10-15 лет, прежде чем будут достигнуты серьезные макроэкономические результаты. Это значит, что лишь начиная с 2017 года мы сможем говорить о первых конкретных итогах национальной инновационной кампании. В целом, развитие российской венчурной индустрии похоже на США и Израиль — по уровню развития оборонной промышленности, системам высшего технического образования и наличию высококвалифицированных технических специалистов. Я думаю, в этой отрасли надо быть оптимистом и ориентироваться на позитивные примеры. В конце концов, нам надо перестать жаловаться и сфокусироваться на достижении практических результатов. Я активный оптимист, как и все члены нашей команды. А по-другому и быть не должно, иначе нас всех следовало бы уволить. 


Я активный оптимист, как и все члены нашей команды. А по-другому и быть не должно, иначе нас всех следовало бы уволить.

   — Какой совет Вы могли бы дать начинающим инноваторам? 
   — Я бы хотел сказать несколько слов о двух очень важных, на мой взгляд, факторах, необходимых для достижения успеха в инновациях. Речь идет о профессиональной компетентности и готовности к партнерскому подходу. Хотим мы или нет, конкуренция в инновациях глобальна, и если ты не обладаешь компетенциями мирового уровня, то добиться успеха будет невозможно. Планка успеха стоит очень высоко и требования к инноваторам предъявляются самые жесткие. Это касается не только инженерно-научной составляющей инновационных проектов, но и других ключевых их элементов, таких как управленческая деятельность, финансовое планирование и даже маркетинг и торговые операции. История полна примеров, когда гениальные технические идеи разоряли своих изобретателей. Как же быть, если группа инженеров (медиков, программистов, и т.д.) умеет хорошо конструировать сложные технические устройства, но при этом мало что понимает в финансах или вопросах рыночной коммерциализации? К сожалению, такое часто встречается на российском рынке. А вот здесь на помощь должен прийти партнерский подход. Надо признаться себе, что ты хоть и гений, но не во всем — и есть люди, которые в каких-то вопросах разбираются лучше тебя. Надо найти людей, которые профессионально дополняют команду по принципу партнерства. Инвесторы ищут такие команды партнеров. Помимо финансирования проектов, задача «ВЭБ Инновации» — способствовать созданию высококомпетентных инновационных коллективов, работающих по принципу партнерства.
   — Спасибо за беседу.

 

 

 

Источник

Отмена